Нарватова светлана знакомство при отягчающих обстоятельствах

Упсссс. 1. Знакомство при отягчающих обстоятельствах

Нарватова Светлана Упсссс. Страничка на Самиздате. Всего. 6 Знакомство при отягчающих обстоятельствах. г. Детектив . Бонус к повести "Знакомство при отягчающих обстоятельствах", события глазами При выходе в гиперпространство на все иллюминаторы выводилось. Скачать бесплатно, читать онлайн Повод для знакомства (СИ) автора Нарватова Светлана Упсссс.

Проснулся детектив достаточно рано. До утреннего совещания у капитана оставалось еще полтора часа. В личном шкафчике у него всегда лежала смена одежды - как у большинства коллег. Коллингейм заскочил минут на пятнадцать в спортзал, чтобы размять затекшие за ночь мышцы, освежился в душе, почистил зубы, побрился, переоделся и почувствовал себя нормальным человеком, готовым к трудовым подвигам.

На совещание он заскочил одним из последних. Разумеется, были вопросы о ходе расследования, требования скорейшей работы и напоминания о пристальном внимании общественности. Алекс врагом себе не был, поэтому про сенатора и мэра как фигурантов промолчал.

Капитан, конечно, не миз Монтенегро, бумаги рвать не будет, но пару добрых слов скажет. Поэтому подозрениями детектив делиться не стал, лишь вкратце доложил о ходе дела. После совещания он заглянул в хозблок за кружкой кофе, и на выходе его таки поймал неуёмный Сай. У них же там матриархат. У миз Роул просто талант появляться в самый неподходящий момент.

Коллингейм вспомнил слова оператора о Хельге. Возможно, это у них национальная черта. Алекс проводил гостью в свою офисную келью, поставил кружку на стол и помог девушке избавиться от куртки. Напарник умчался добывать напиток. Сегодня она села как положено, повернувшись к детективу и уложив ногу на ногу. Или сделала вид, что удивилась. А вот Коллингейм действительно был поражен. А у вас, оказывается, даже лошади водятся.

Планета действительно стояла на краю гибели. Но со временем удалось восстановить биоту и справиться с природными катаклизмами. А оказывается, там и простые фермеры встречаются. И тут появился Олдмен с кружкой кофе в руках и щенячье-преданным выражением на лице. Выражение лица напарника сменилось на восторженно-влюбленное. Интересно, во что бы превратился отдел убийств, если бы ее генетической специализацией была коммуникация? Алекс тоже отпил кофе.

Один Олдмен, пожертвовавший посудой в пользу дамы, остался не у дел. Галантность не остаётся безнаказанной.

Мы вам оставили про всякие ба Длинные платья, прически, ювелирные украшения, обувь на шпильках и цветы, - обрадовал девушку детектив. А вам, возможно, удастся отыскать следы убийцы. Алекс проигнорировал это "еще интересное" и попросил Генри: Очень дорогой материал, зато невероятно легкий и прочный. Знаю, потому что лет пять назад обсуждался вопрос об использовании его для создания смотровых кабинок, - взглянув на собеседников и, очевидно, догадавшись, что ее не понимают, миз Роул продолжила: Мы - лидеры в области генного моделинга и инжениринга, поэтому многие летят к нам, чтобы родить того, кого хочется, а не того, кого получится.

Но медицинские процедуры занимают много времени. Чтобы клиенты-инопланетники не заскучали, создается индустрия развлечений, чтобы показать товар лицом. Были созданы парки, в которых живут восстановленные по ДНК древние животные, совместимые с современной экосистемой. Некоторые из них - крупные, опасные, агрессивные хищники.

Чтобы понаблюдать за ними в естественных условиях, было предложено использовать смотровые кабинки из СХП. Но так как материал стоит бешенных денег, вопрос был вынесен на всеобщее голосование. Население решило, что безопасность дороже. Китиара всячески демонстрирует экологичность и традиционализм своего продукта. Поэтому у нас приветствуется практика разведения домашних животных, строительство и отделка домов из натуральных материалов и так далее.

Хобби моих родителей - "пони-кони". Хорошо, хоть напарник не забывает про работу. Детектив на всякий случай запустил общий поиск по суперхардпласту. Кстати, пришел ответ от коммунальщиков.

Коллингейм зашел в виртуальный репорт-бокс и открыл документ. Направлять дежурную команду не стали, поскольку проблема не представляла опасности для населения. На тот момент, - поправился. Те тоже уже отписались. Судя по сохранившейся части колбы, лампа разбита в результате механического воздействия. Однако следов повреждения пластиковой части возле патрона. Фонари-прожекторы стандартно размещались на высоте двадцати пяти метров. Добросить до них камушек или повредить из бессмертного оружия уличных подростков - рогатки, было невозможно.

Закуплено мэрией, - подтвердил он догадку Алекса. У Коллингейма тоже появился зеленый маячок в нижнем правом углу рамки монитора, сообщавший о результативном поиске.

В Управление поступило заявление о краже панели из. У напарника выпал "камень", у Алекса - "бумага". Выбор места был за победителем. И в офис сенатора заеду.

Детектив как человек, имеющий некоторое представление о хороших манерах, помог миз Роул подняться в транспортное средство, захлопнул за нею дверцу и только после этого сел на свое место. Алекс выбрал оптимальный автотрек к месту назначения и включил приятную музыку. Если вечерок выдастся свободным, можно будет проверить, настолько ли китиарка лишена комплексов, как заявляет. Космолет к взлету готовь с момента приземления, гласит народная мудрость, поэтому Коллингейм охмурительно улыбнулся и повернулся к спутнице для взлетно-подготовительных бесед.

Однако миз Роул его опередила буквально на пару секунд. Лишены человеческих слабостей и пороков? Явно с дальним прицелом. Настолько дальним, что Алекс не смог разглядеть цель. После проверки службы безопасности нужно пройти психологические тесты, экзамен на физическую подготовку и профессиональные навыки, - ответил детектив.

В конце концов, это же всё про него, замечательного. Ответа на этот вопрос у Алекса не. Он всегда считал, что выборы президента, мэра или сената - это атрибуты свободы. Понимал, что тут замешаны политические игры, и про политтехнологи знал, но всё равно гордился своим правом. Но если вдуматься, любой полицейский окажется порядочным человеком с большей гарантией, чем, скажем, мэр. В вашем мире равенство полов существует только на бумаге.

Де-факто у женщины гораздо меньше возможностей, чем у мужчины. Стремятся выделиться всеми способами и доказать собственное превосходство. Отсюда бесконечные реформы, новые законы, перестановки в правительствах, изменения в бюджетах и стремление урвать больше. В патриархальном обществе мальчиков с детства приучают сдерживать проявления эмоций. У нас управлять эмоциями с определенного возраста учат. Это антропологический факт, - согласилась Тайни. Не всё безнадежно у феминисток, отметил Коллингейм.

В результате, да, наши мужчины по-прежнему умнее наших женщин. Но наши женщины умнее ваших мужчин. Поэтому вряд ли в вашем понимании их можно назвать недальновидными. Ладно, пусть женщина тешит себя иллюзиями, решил Алекс. У этих ботаников-генетиков, небось, уровень интеллекта количеством ученых степеней измеряется.

В этом смысле, понятное дело, она сейчас самая умная на всём Атоване. И самая скромная, поскольку женщинам не пристало выделяться. Китиара жутко консервативна вообще, а система управления - квинтэссенция рутинерства. Никакого творчества или инициативы. Нет, мужчины предпочитаются реализовываться в науке и бизнесе, а государством пусть бабы управляют, - без малейшего смущения или обиды в голосе закончила она и подмигнула.

Отслеживаются доходы и расходы, перемещения, контакты. Если машина выдает нестыковки, подключается служба финансовой безопасности. Она в природе человека, - твердо сказал Алекс.

Просто ваши власти на такое никогда не согласятся. Не для того они пробивались на свои посты, чтобы их потом контролировали. Воровать - их традиционное право победителя.

Наши бы, может, тоже бы не решились на крайние меры. Но к моменту становления матриархата ресурсы планеты были до того разворованы, что исключить саму возможность воровства стало необходимо для выживания. А дальше сложилась традиция. Здание, в котором находился офис сенатора, располагалось в другой части Бизнес-квартала. Алекс запоздало подумал, что нужно было всё же вызвать аэротакси.

Тогда их высадили бы прямо на крыше. Ему-то привычно протискиваться сквозь потоки местных обитателей и посетителей, а девушке, наверное, не очень приятно, что к ней норовят прижаться со всех сторон. Конечно, когда под боком родной драндулет, удобнее. Хотя не об том удобстве думал Коллингейм, приглашая китиарку в своё транспортное средство. Да чего уж. Космолет остался нетронутым, и его крутые сопла, покрытые толстым слоем межзвезной пыли, тонко намекали, что до взлета тут пахать и пахать.

Людской поток принес детектива и его спутницу к крыльцу типового небоскреба. От соседей он отличался лишь расцветкой. Строительная фирма-подрядчик, пострадавшая от воровства столь, как выяснилось, ценного материала, работала на престижном девятнадцатом этаже. Офис сенатора располагался еще выше. Но это было ожидаемо. Удивительно, что Неукротимому Ронни не удалось пробиться на двадцать пятый.

Хотя, возможно, это был популистский ход. Двадцать первый - это уже не плебейство, но скромненько, без излишества. Как и пристало народному кумиру. Начать решили со строителей. Вдруг найдется козырь, который свяжет нецелевое расходование средств мэрией и сенатора? Тогда состав преступления будет на лицо. У Коллингейма не было ни малейшего шанса выстоять против этой команды. Лифт на девятнадцатом этаже не открылся.

Пришлось выйти на следующем, двадцатом, искать выход на лестницу и пешком спускаться. Дверь с лестницы тоже не поддалась. Алекс нажал на переговорную панель и представился. Когда двери распахнулись, он просто остолбенел. Перед ним открылось огромный - наверное, на весь этаж за вычетом площадей вспомогательных помещений, - зал. С момента, когда его фотографировала Хельга Стоунбридж, здесь многое изменилось.

На стенах появились широкие трансляционные экраны. В полу отлаживали стулья-трансформеры. Те самые, которые маскируются под обычную напольную плитку. Хотя в данном случае маскировка шла под дорогой деревянный паркет.

Этому помещению предстояло стать крутейшим конференц-залом планеты. Однако самое сильное впечатление производила трибуна, которая, казалось, висела метрах в трех над полом, - настолько невесомой выглядела прозрачная дорожка, что к ней вела.

Коллингейм никак не мог избавиться от мысли, что призрачная "тропинка в небо" должна вот-вот проломиться под тяжестью. В чувство потрясенного детектива привел мужчина в штатском. Безопасник, видно невооруженным глазом по осанке и манере держаться. Алекс привычно предъявил значок. Страж сообщил что-то в коммуникатор, и на другом конце открылась незаметная дверца.

Его передвижение было сложно описать по-другому, поскольку ширина спешащего не многим уступала небольшой высоте. Мы так торопимся, мистер сенатор очень недоволен, что мы не укладываемся в сроки, поэтому я совершенно забыл Поднимаете, сегодня мы нашли панель, - тарахтел менеджер.

Заискивающее выражение лица сменилось на настороженно-агрессивное. Наверное, вы слышали о. А этого-то с чего? Ворвалась как вихрь, устроила тут допрос с пристрастием.

Даже охрана не сразу успела отреагировать. Наверное, не сработал замок, когда входили рабочие. Но влетело нам всем основательно. Спустя час появился разъяренный сенатор, и я думал, что в живых не выйдет. В прикупе оказалось два туза, которые абсолютно не радовали Алекса в его мизере. Не знаю, что она наплела, но явился сенатор мрачнее тучи, и молнии метал не хуже архаичного Зевеса. В тот день, когда случилось убийство, отметил Коллингейм. На месте не оказалось одной из вспомогательных панелей.

Никаких следов или свидетелей не обнаружено. Будут выслеживать через каналы сбыта. В голосе менеджера слышалось недоверие в адрес полиции, но в отделе краж это была нормальная практика.

SIwatcher - Список произведений автора "Нарватова Светлана Упсссс"

Как и в случае убийств, осведомители обеспечивали там до пятидесяти процентов раскрытия дел. Надо будет запросить материалы у коллег, подумал Алекс.

Слишком много ниточек завязывается в этом месте. Представьте себе, панель лежала в тамбуре, который ведет на крышу! Прижатая к боковой стене. Там темновато, а панель прозрачная и матовая, ее практически незаметно. Я обязательно сегодня сделаю, - поклялся менеджер, приложив руку к груди.

Роул явно намеревалась задать еще несколько вопросов. Неумение вовремя заткнуть рот, похоже, было еще одной национальной чертой китиарцев. Но Алекс откланялся и поспешил покинуть помещение. Он предпочитал вести беседы после подготовки. Возможно, после знакомства с тем, что накопали "кражники", вопросы сами снимутся.

Возможно, появятся совершенно. А сейчас попусту раздраконивать менеджера не хотелось. Всё же худой мир лучше доброй ссоры. Стоило дверям захлопнуться, как Тайни зашипела не хуже капучинатора.

Пришлось делиться в ней продуманной детективной стратегией, которую дамочка не оценила и, наверное, надулась бы в итоге. Однако впереди показалась дверь с числом двадцать один, и замаячили совершенно другие проблемы. Офис сенатора не найти было невозможно.

При таком количестве указателей промахнуться мог разве что полный дебил. А у Алекса под рукой была умнейшая женщина планеты. Во всяком случае, она так думала. И как минимум с этим тестом на интеллект китиарка справилась. В приемной сидела очень приятная женщина слегка за тридцать.

Подтянутая, ухоженная, в полной комплектации, в отличие от приснопамятной секретарши из редакции. Она представилась Сьюзен Хилл, ассистентом сенатора, уточнила, по какому поводу явились посетители, и попросила обождать, пока мистер Брукс завершит важный разговор.

Из тона было понятно, что неважных разговоров мистер Брукс не ведет в принципе, но он человек открытый и демократичный, и найдет время для каждого. Как ей удалось вложить столько информации в одно короткое предложение, оставалась удивляться. Но, наверное, чтобы пробиться на такую должность, нужно обладать немалыми талантами. Алекс с трудом отвел взгляд от скромного декольте, выгодно подчеркивающего достоинства, скрытые ниже.

Изображения сенатора преследовали посетителей, стоило им шагнуть на этаж. В приёмной же располагался единственный портрет сенатора - трехмерный, в полный рост.

Знакомство при отягчающих обстоятельствах

Рядом с ним любой желающий мог запечатлеть себя в процессе рукопожатия с кумиром. Неукротимый Ронни сиял белозубой улыбкой. Своему успеху Рональд Брукс был обязан сверхъестественной харизмой, энергетикой и обаянием. Алекс был натуралом, поэтому относился к нему спокойнее, чем женская половина человечества и немногочисленная часть недомужчин, имеющих альтернативные сексуальные воззрения.

Однако детектив не мог не признать, что Брукс достаточно привлекательный мужчина. Для тех, кого привлекали мужчины. Высокий, почти под два метра. Он не был красавчиком. Лицо портил слишком тяжелый подбородок, крупноватый нос и небольшой шрам на скуле. Если верить масс-медиа, он появился, когда еще молодой Ронни участвовал в боевых действиях против пиратов Вольных Секторов. Вот такой он, обычный народный герой, защитник прав и интересов простых граждан.

Алекс в ожидании аудиенции пялился то на сенатора, то на достоинства его ассистентки. Последнему занятию мешали прошмыгивавшие мимо сотрудники офиса, которым дама выдавала ценные указания. Выражение, с которым указания принимались к исполнению, выдавали, что ассистент - это вам не секретарша. Женщина обладала здесь определенной властью и авторитетом. Китиарку же интересовали совершенно другие материи. В очередной момент затишья, пока в приемной никого не было, она встала, подошла к фигуре сенатора, наклонилась и подняла из-за нее смятый в плотный комок разноцветную бумажку.

По всей видимости, рекламную листовку. Неужели миз Ассистентка тренируется в стрельбе по мишеням? Просто даже самого идеального руководителя в какой-то момент бывает Случается и до восьми задерживаться, и до десяти. А если приходится сопровождать мистера Брукса на какой-нибудь прием, то и ночью, бывает, возвращаюсь. Но я не жалуюсь. Мне нравится моя работа. Вот уж у кого врожденный талант к коммуникации. Безо всяких там китиарских технологий.

Алекса взяла гордость за отечественных производителей. Сьюзен тем временем перевела взгляд на виртуальный монитор, типа того, каким пользовалась Роул, и сообщила: Ассистентка вышла из-за стола и распахнула дверь перед посетителями. Алекс пропустил вперед даму и вошел в кабинет. За широким переговорным столом, на великолепном кресле с кожаной обивкой сидел тот самый Неукротимый Ронни. Галовидение не врало и не преувеличивало его достоинств. От мужчины веяло силой, уверенностью в себе и доброжелательностью.

Он встал и протянул руку детективу. Пожатие было твердым, но неагрессивным. Рука - горячей и сухой. Как идет расследование убийства моей невесты? В помещении повисла тишина. Первой, как ни странно, в себя пришла Тайни. Алекс вообще дар речи потерял.

Сенатор напоминал Коллингейму мощного, матерого тигра, поглядывающего на молоденькую самочку, по неопытности забредшую на его территорию. Алексу даже почудилось, как зверь медленно кружит вокруг нее, похлопывая полосатым хвостом по бокам. Девушка представилась по протоколу и протянула руку. Ладонь ребром, для рукопожатия. Попытку сенатора развернуть кисть и потянуть к себе для старомодного поцелуя, Тайни уверенно пресекла. Не иначе, тоже почувствовала похлопывание хвоста. На то, что его только что опустили до уровня школяра, за которым нужен глаз да глаз, Алекс решил внимания не обращать.

Но лично не общались. Четыре месяца назад я отдыхал на Парадизе Там мы и столкнулись. Знаете, - Брукс обратился к Коллингейму, - в жизни Хельга производила неизгладимое впечатление.

Совсем не то, что передавал галовизор. Я был просто сражен. Отпуск мы провели. Честно говоря, я мало что запомнил, кроме номера в отеле, - смущенно хмыкнул. Алекс считал, что публичные люди, подобные сенатору, не способны смущаться. Но если это было сыграно, то сыграно безупречно.

Она хотела сделать из свадьбы ярчайшее событие. Чтобы наше бракосочетание отличалось от. Хельга считала, что если мы сообщим о помолвке, к моменту свадьбы новость затрется. А она хотела потрясти. Вечерняя Фея была правшой и часто жестикулировала во время передач.

Он бы определенно заметил. И не только. Неукротимый Ронни засиял, как звезда на рождественской елке. У вас весьма обширные познания, - сделал сенатор комплимент. С тем же успехом он мог бы похвалить выпускника математического факультета за отличные знания таблицы умножения. По сути верно, но масштабец подкачал. Вдруг оно действительно было? Перстень заказывала она, - с безупречной улыбкой сообщил Брукс. Воистину, великие люди на мелочи не размениваются, отметил про себя Алекс. Обручальное кольцо - это же сущая ерунда.

Возможно, из женской солидарности. Улыбка с лица Рональда Брукса исчезла. Хельга поинтересовалась, знаю ли я, что там происходит. Разумеется, мне было известно, что мэрия оборудует там новый зал для проведения презентационных мероприятий. Но почему претензии были высказаны мне, не представляю. Алекс, как раз, легко мог представить, почему претензии были предъявлены Бруксу.

И даже тезисно мог изложить их содержание: К тому, что пиццpizzaу делает приправа! Всем известно, что в Сибири, а тем более - на Дальнем Востоке, по деревянным тротуарам ходят медведи, а то, бывает, и тигры уссурийские заглядывают.

Но и нас пускают в европы, и даже северный проезд иногда оплачивают, чтобы мы там тут не одичали. И вот в такой поездке, помнится, в Гамла Стане неподражаемом Старом городе в Стокгольме забрели мы с супругом в погребок с итальянской кухней. И там познали все прелести лазаньи. Как водится, после этого, по поручению супруга, я откопытила рецепт, и довела его до некоторой отработанной процедуры. Лазанья - традиционное итальянское макаронное блюдо. Вот что экзотического в пасте, позвольте спросить?

Ну макароны и макароны Совсем другое дело - лазанья Хорошо тем, кто живет в столицах и вообще в Европах. А я попробовала чизкейк в Питере всего семь лет. И влюбилась в него без памяти. Я стала искать возможность приготовить что-то подобное самостоятельно. Увы, ни о каком маскарпоне или "Филадельфии" в наших магазинах речь не шла.

А гостье, наверное, неудобно - он явно переводил тему, чем еще сильнее будил любопытство. Пока Коллингейм где-то шляется, она может удобно устроится в кресле Коллингейма. Кресло действительно оказалось удобным. Оно хранило чуть уловимый запах своего хозяина, но это был приятный запах. Запах надежности и защищенности. Еще немного, и кофе окажется бесполезным, подумала Роул, пытаясь побороть дремоту. Ввалившийся в перегородку взъерошенный Алекс недовольно зыркнул на китиарку из-под бровей, и сон словно ветром сдуло.

Тайни решила не портить настроения и без того злого детектива - хотя он-то с чего? Впрочем, устроившись в кресле, Коллингейм быстро успокоился, подобрел и даже предложил Роул повторить кофе.

Видимо, выглядела она сонно. Детектив в двух словах рассказал о последних новостях, включая обнаруженное видео и реакции на новость сенатора и Шелдона, и загрузил всех работой. В том числе. В отгородке наступила тишина.

Но Тайни она не напрягала. Она встала на след, как гончая, чуя добычу впереди. Каким-то шестым чувством она предугадывала, куда заглянуть и что искать. Вскоре ее зубы впились в вожделенную тушку Факт, что Стоунбридж была в вечер своего убийства в здании, в котором находился офис сенатора, переворачивал картину ее убийства с ног на голову. Выходило, что она уже не жертва, а какая-то аферистка, что в целом можно было притянуть к ее образу, хотя и с трудом.

Хуже к делу привязывались дальнейшие события. Точнее они ни к какие рамки не лезли. Количество загадок множилось, бросая вызов капитану Исследовательского корпуса Китиары. А китиарцы так просто не сдаются. Поэтому на предложение Коллингейма повидаться с мэром Атован-сити она ответила согласием, но твердо для себя решила: Придется Мистеру Героическому обойтись новой кружечкой в знак благодарности от спасенного человечества в ее лице.

Детектив был непривычно задумчив и даже не делал попыток флиртовать, но Роул не обманывалась на его счет. Поэтому превентивно твердо ответила "нет" на его вопрос. Увы, самонадеянность сыграла с нею злую шутку. Она недооценила противника - и напарника. Как выяснилось, Коллингейма больше интересовала Стоунбридж, и Тайни даже не знала радоваться этому факту и обижаться. Однако, рассуждая вслух, она сама для себя простроила картину мира Хельги.

Мир был интересный, но очень одинокий. Кого-то Стоунбридж ей напоминала. И отвечать на вопрос "кого? За разговорами время пронеслось стремительно. Вскоре впереди показалось здание, выделяющееся на фоне равновысоких соседей.

К этому "коротышке" и направлялся Коллингейм. Пробиться к мэру оказалось непростой задачей, и Роул, далекая от местных традиций и обычаев, отстранилась от борьбы за право на аудиенцию и профессионально фиксировала в памяти невообразимые па, выделываемые бюрократами дабы не допустить детектива к шефу, не попав при этом под статью "препятствие следственным действиям".

Алекс как никогда ранее теперь напоминал того космодесантника, который некогда спас ей жизнь. Он шел тараном к своей цели, и Тайни про себя считала "обезвреженных" им сотрудников вражеского лагеря. К тому моменту, когда они оказались в приемной мэра, счет поверженных противников перевалил за тридцать. Однако самое суровое испытание их ждало впереди. Стоило им перешагнуть порог кабинета, как у Роул зачесалось между лопатками от чувства опасности. Мэр Атован-сити разительно отличался от сенатора Брукса.

Если тот излучал харизму и доброжелательность, то мистер Хог был воплощением вожака-агрессора. Его маленькие бегемотские глазки буравили посетителей будто дрель. И взгляд этот не обещал ничего хорошего. Местные бюрократы вдруг увиделись Роул с другой стороны. Хог тем временем набросился на гостей всем своим бегемотским весом. Тайни припомнилась поговорка о том, что у гиппопотамов очень плохое зрение, но при их массе это не их проблема. Вот именно так она и чувствовала себя: Она испытала желание спрятаться за Коллингейма.

Тот напоминал скорее носорога с опущенной головой и налитыми кровью глазами. Ей сейчас только битвы гигантов тут не хватало.

Роул протянула руку и сжала ледяные пальцы детектива. И ее словно окатило из ведра спокойствием. Мир стал четче и ярче, а бешеный гиппотам огражден преградой из СХП. Они будто стояли спиной к спине против общего врага. В Алексе не было ни капли китиарской крови, но, тем не менее, он был. Тем, за кого Тайни могла отдать жизнь.

Как и он за. Не сказать, что они победили бегемота, но остановили. Когда Роул и Коллингейм покидали кабинет мэра, он выглядел потрясенным. Разговор в аэрокаре не клеился. Тайни пыталась отделаться от неожиданного чувства единения с, в сущности, чужим ей человеком. Коллингейм тоже выглядел сконфуженным. Зато Олдмен был непосредственен, как трехлетний ребенок на детской площадке. Пока он делился новостями из жизни правящей верхушки Китиары, китиарка проверяла еще одну версию.

Шестое чувство, внезапно активизировавшееся от психологического симбиоза с атованцем, твердило, что из числа подозреваемых следует исключить и еще одного подозреваемого. Роул запустила поиск по лицу сенатора в сетях Атована на вечер убийства и получила доказательства непричастности Брукса к убийству. Во всяком случае, непосредственно он не участвовал.

А дальше началось то, во что Тайни до сих пор отказывалась верить. Они с Алексом словно читали мысли друг друга. Роул никогда не приходилось такого испытывать. Это было ощущение инсайта, помноженного на два, потому что они действительно делили озарение на двоих. Картинка преступления словно выступала из тумана, становясь яснее ясного.

Всё оказалось так просто и логично, что было удивительно, как они не догадались раньше. Мероприятием, на которое им предстояло идти, был благотворительный вечер в пользу детишек, страдающих синдромом Хардена.

Эндемичное заболевание, представлявшее собой соматическую мутацию, возникающую только здесь, на Атоване. Видимо, дело было в особом спектре излучения местного солнца. Однако при современном уровне медицины заболевание не должно было носить такой тяжелый характер.

Тайни с вечера связалась с семьей, перекинув доступные материалы по синдрому. К удивлению Роул, буквально через сутки она получила официальное заявление от руководства Корпуса о том, что на планету для изучения будет направлена команда ученых. Пожалуй, это было самым весомым вкладом Роул в дело спасения малышей.

Но и финансами она располагала. Правительство не ограничивало предпринимательскую деятельность служащих, если она не шла в ущерб основной работе и с него выплачивались налоги.

Несколько удачных предприятий, своевременных вложений позволили Тайни обрести некоторую заначку на черный день. И руководство Корпуса выделило круглую сумму на взнос. Не из гуманизма, как могло показаться на первый взгляд, а в целях создания положительного отношения к исследовательской экспедиции.

В первую очередь, изучая мутации и генетические отклонения, китиарцы решали - или предотвращали - свои проблемы. В общем, краснеть за родину ей не грозило. Актуальной проблемой являлся ее образ на предстоящую вечеринку. Она должна была ударить убийце в самое сердце, причем с первого выстрела. Полдня Тайни провела в бутиках, вторую половину - в дорогущем салоне красоты. Но посмотрев на выходе оттуда в зеркале, Тайни не могла не признать, что затраты того стоили. Роул сама бы себя возненавидела с первого взгляда, встреть она такую.

Когда она вошла в отдел убийств, ее встретило абсолютное молчание. Она равнялась на китиарские стандарты. Добрее нужно быть к людям. Алекс стоял оторопевший, будто его по голове огрели, однако быстро пришел в себя и предложил даме руку. Тайни обвила его предплечье. Прикосновение вновь пробудило потерявшееся было чувство единения. Ее и так слегка потряхивало от близости этого мужчины, так это ощущение усилилось двойне, потому что Роул ощущала, как "потряхивает".

В лифте Алекс отпустил ее руку, но ситуацию это не облегчило. Детектив встал у нее за спиной, и если раньше ощущения исходили от руки, то теперь распространились на всё тело. Будто она стояла спиной к горячей печке. Мысли путались в голове, а по телу разливалась приятная тяжесть. К счастью, свежий воздух привел ее в себя, а Коллингейм обеспечил физическую поддержку. Что не помешало ему подержаться на попу Тайни, когда он подсаживал девушку в аэрокар. Кобель - он кобель и.

На вечере китиарка произвела закономерный фурор. Сьюзен, как и ожидалось, превратилась в фурию. Роул даже показалось, что волосы у нее зашевелились и зашипели. Надежность, которую излучал Алекс, придавала китиарке спокойствие. Но ее не оставляло неуютное чувство взгляда в спину. Она развернулась и наткнулась взглядом на Майера. У него на плече висела блондинка, из тех, что часто попадали в кадр с Виктором.

Почему-то среди девиц, крутившихся вокруг него, никогда не было темноглазых брюнеток, похожих на Тайни. Раньше эти дивы вызывали в ней жгучую ревность, а теперь Роул лишь констатировала про себя факт ее наличия. Возможно, она действительно исцелилась, а может сработал антидот в лице детектива. Интересно, всепоглощающая страсть Майера мешает ему иметь своих спутниц или рассматривается как аперитив к гавному блюду? Китиарки кинула Вику в знак приветствия и вернулась к беседе.

Градус бешенства Хилл зашкаливал. Бешенствометр бы просто в клочья порвало. В глубине души у Тайни шевельнулось сомнение: Фактически, она только что если не разрушила карьеру Сьюзен, то подложила под нее жирную свинью замедленного действия.

Но они же не могли ошибиться? Сенатор принял усилия Роул по наведению блеска как жест вовремя одумавшейся поклонницы и, похоже, лелеял планы на феерическое завершение вечера в интимной обстановке. Роул не спешила его разочаровывать. Пусть человек потешит себя иллюзиями, ей не жалко. Сама же она не получала от вечера никакого удовольствия.

Мало того что она была вынуждена улыбаться куче неприятных личностей, которые рассматривали ее в качестве новой пассии сенатора, причем рассматривали с пристрастием. Она постоянно ощущала позвоночником два взгляда. Один горячий - Коллингейма, второй ледяной - Майера. Попробуй расслабься под таким контрастным душем. Тайни надеялась, что поход в туалет даст ей желанную передышку, однако Алекс умудрился и его превратить в шоу с приключениями. Впереди уже замаячил конец мероприятия - начался аттракцион.

Роул ничего не собиралась приобретать. Она планировала сделать объявление по его завершению, но когда выставили последний лот, она вдруг поняла, что эта картина должна принадлежать. На полотне был изображен Бизнес-квартал, а она видела в нем Алекса. То, что скрывалось за маской душки-детектива, разбитного рубаха-парня. Суровая, неброская мощь, восстающая против ядовитого желтого солнца этого мира.

Она назвала сумму, которую планировала выложить на благотворительность, но знала, что будет сражаться за лот до последнего.

Однако сенатор неожиданно решил проявить щедрость и лишил других почитателей юного таланта надежды побороться за его труды. Роул объявила о решении командования Исследовательского Корпуса, в тайне надеясь, что соотечественники успеют во время и помогут ребенку. Дети не должны умирать. И уж тем более такие талантливые.

Особенно, если их можно спасти. Когда наплыв благодарных - и просто желающих выслужиться перед сенатором - граждан стал стихать, Тайни облегченно выдохнула. Начался последний акт действа под названием "благотворительный вечер" - световое шоу. Оставалось продержаться всего. Конечно, жаль, что спровоцировать Сьюзен не удалось, но одно доброе дело она всё-таки сделала, так что вечер прожит не зря. Роул всерьез задумалась над тем, как будет отбиваться от Брукса.

Интересно, многовековой вариант "голова болит" сработает? Тем более что голова действительно болела. Возможно, от этого, а может оттого, что Роул слишком глубоко погрузилась в свои мысли, она налетела на официантку с бокалом вина. Что ж она такая ворона сегодня? Официантка сыпала извинения мелким бисером, но ситуации это не меняло.

Девушка прокричала что-то про санитарную комнату. Отличная возможность отдохнуть от шума и толпы. Тайни извинилась перед Бруксом и поспешила за работницей. Когда они вышли в коридор, официантка показала, куда идти и сказала, что комната в конце коридора. Китиарка поспешила в указанном направлении, и тут ее словно током ударило: То самое, чего они ожидали. А если удачное, то убийство. Главное, чтобы Алекс заметил ее исчезновение. Вот бы когда пригодилось то самое чувство единого целого с детективом.

Но, как назло, оно отключилось напрочь. Китиарка досчитает до ста и повернется. Тайни вглядывалась в надписи на дверях, но если бы у нее спросили, что там было написано, она бы не сказала. А Она должна доверять напарнику.

Двадцать восемь, двадцать девять, тридцать Меж лопаток безумно чесалось от опасности. Пятьдесят два, пятьдесят три Над головой что-то просвистело и с оглушающим стуком куда-то врезалось. Роул накрыла голову руками, но позади, сквозь звуки музыки, послышался грохот падения и топот.

На полу валялось кадушка с деревцем. Китиарка подхватилась и бросилась следом. Когда она добежала до следующего коридора, там уже всё было кончено. Алекс застегивал наручники и читал права задержанной.

Взгляд Тайни упал на пол. Возле такой же кадушки, только вертикальной, виднелась женская нога в туфле. Роул подошла ближе и заглянула за деревце. Там лежала та самая официантка, которая ее облила. Вселенская справедливость иногда принимает причудливые формы: Девушка была определенно мертва. Голова была запрокинута в неестественном положении.

Да и не живут с такими ранениями. Фартук был измят и испачкан в крови с другой стороны от раны. Что отделяло Роул от такого же состояния? Каких-то четверть секунды и окрик "Ложись! Она бы так и сползла на пол, рядом со второй жертвой, но Коллингейм придержал ее за талию. Вокруг начались суета и беготня, непонятные вопросы Возможно, что вопросы были нормальные, просто мозг отказывался их осознавать.

Она вцепилась в Алекса, ощущала его запах - запах надежности и безопасности - и не могла себя заставить оторваться. Потом Коллингейм ее повел на выход. Холодный воздух слегка проветрил мозги. Тайни смотрела за борт аэрокара, но видела перед глазами мертвую официантку.

Роул видела много трупов. И когда-то, когда служила, мысленно была готова умереть. Нет, она хотела жить, но тогда любой момент ее жизни мог оказаться последним.

То, что воспринималось игрой, было абсолютно всерьез. Под аэротакси мелькали огоньки Квартала Тысячи и Одного Удовольствия. Здесь китиарка была в салоне красоты. Она мысленно прокрутила в голове карту города. Я подумал, не стоит тебе сейчас возвращаться в отель. Наверняка там папарацци ждут с галокамерами наперевес. Живой ты от них не вырвешься. Трижды звезда сегодняшнего вечера.

А что она теряет? В отеле после пережитого она сегодня точно не заснет. Надежность и безопасность - именно то, что. А пока платье будет стираться, зачем такому телу пропадать? Такой наивной лжи она слышала со времен детского сада. Тайни даже вздрогнула от неожиданности. Мужчины - они такие мужчины. Еще до своей пещеры не дотащил, а уже устраивает сцены ревности. Роул бы это позабавило, если бы она не была настолько вымотана. Квартирка Колленгейма была крохотной и разительно отличалась от хоромов, в которых проживал Майер.

И это было замечательно. Во всяком случае, здесь всё было взаправду. Пусть несколько грубовато, зато честно. Алекс предложил ей пару рубашек, чтобы переодеться и отправил в санблок. Одежда была чистой, но от нее неуловимо веяло надежностью и защищенностью. Видимо, сам шкаф хранил запах хозяина. Тайни вдохнула его, сняла платье, запустила стирку и укуталась в рубашку. Одежда закрывала бедра на четверть. Одна стена санблока была выполнена из зеркального материала.

Роул подвернула рукава и полюбовалась на. В единственной комнатушке квартиры, которая служила одновременно гостиной и спальней, стоял Алекс в одних трусах. Телосложением Коллингейм тоже не походил на изящного Вика. И это тоже говорило в его пользу. Под кожей выступали литые бугры мощных мышц. Тайни насмотрелась на такие тела за время службы, но на гражданке такое редко можно было встретить. В обтягивающих плавках заметно выступал бугор боеготовности.

Когда положено правильное начало, конец не заставит себя ждать, припомнилась китиарке фраза из десантного фольклора. Алекс отправился в душ. Несмотря на спартанскую обстановку, здесь было всё, что нужно для нормальной жизни и отдыха. Даже с избытком - взгляд Роул уперся в зеркальную панель под потолком. А детектив, однако, большой затейник. Оставалось надеяться, что он умеет не только смотреть. В глубине полочки прикроватной тумбы виднелся тюбик контрацептивного геля.

Ну, зачем тянуть кота за хвост, когда есть более привлекательные варианты? Тайни решительно направилась в санблок.

Алекс стоял спиной к двери в душевой зоне и смывал с волос пену. Девушка стянула через голову рубашку, избавилась от белья и шагнула под струи воды, чтобы прижаться к горячему телу. Коллингейм замер, а затем развернулся. Жесткие струи сразу стали мягкими, как губы Алекса, и нежными, как его руки. Тайни вновь поглотило иллюзорное чувство, будто они едины, настолько он попадал в ритм, настолько отзывалось ее тело.

Голова кружилась, забыв, что еще совсем недавно болела. Алекс обсушил кожу пушистым полотенцем и отнес девушку на кровать, сдвинув ногой покрывало. В комнате по сравнению с душем было прохладно, и Роул нырнула под одеяло, которое всё равно не согревало. Отсутствие рядом Коллингеймом организм рассматривал как нечто противоестественное. Оно действительно стало ненужным. Алекс вошел в нее, и вокруг Тайни словно отключили гравитацию. Она хваталась за Коллингейма, потому что ей казалось, что сейчас она взлетит.

Оргазм подкатывался легкими предвестниками, от которых звенело в висках, и, наконец, обрушился на нее лавиной. Сквозь пелену она слышала тяжелое дыхание Алекса, но тут ее настигла вторая лавина, выжимая досуха.

Громко застонал Коллингейм и застыл. Потом толкнулся еще. И рухнул рядом на подушку. Роул прижалась к нему, потому что быть без него было Алекс поцеловал ее ладошку. Роул глянула на синяк. Он бы мог и засос где-нибудь поставить. В ней отражалась разрумянившаяся девушка с сияющими глазами и раскидавшимися по подушке волосами. Больше ничего примечательного на ней не.

Да и вообще ничего не было на ней, но это ее не портило. Рядом лежал красивый мужчина, на котором тоже ничего не было, кроме коленки девушки. Вторая серия оказалась ничуть не хуже первой.

И то, что она оказалась более осмысленной, и в роли дирижера на этот раз выступала Роул, было даже. Тем более что Алексу роль первой скрипки тоже удалась на славу. Периодически он бросал взгляд за плечо китиарки.

Она представляла, что он там видел, и это заводило ее еще сильнее. Вскоре удовлетворенная Тайни повалилась на детектива. У того хватило сил доставить обоих в душ и обратно, после чего он мгновенно вырубился. Роул тоже забылась сном. Проснувшись, она осторожно выбралась из-под жаркой руки Алекса и пробралась к клатчу с комом, чтобы посмотреть, который час. Стоило ей взять коммуникатор в руки, его экран зажегся, сообщая о пришедшем сообщении.

На иконке стояло изображение Виктора. После трех оргазмов-то, наверное. Или утешительный приз вместо сорвавшегося сенатора храпит? Оно звучит как музыка. Когда ты со. А не с Алекзандером Коллингеймом" Холодный пот прошиб Роул. Неужели ему удалось подключиться к коду чипа? Считалось, что это невозможно. Похоже, Вик и в самом деле гений.

Только сделанное открытие почему-то не радовало. И в первую очередь тем, что она завтра улетит, ей больше здесь всё равно делать нечего, а Алекс останется.

А Майер - однозначно псих с практически неограниченными возможностями. Замечательно Тайни расплатилась с долгами!

Журнал "Самиздат".Нарватова Светлана Упсссс. Жизнь слишком коротка. Так что смеяться нужно почаще

Впрочем, возможно Виктор блефует. Откуда он может знать, где и с кем она находится? Чип не дает топографической привязки. Я и так нахожусь на грани того, чтобы прилететь и забрать тебя оттуда". Если не чип, тогда что? Скорее всего, определил координаты через комм. Если он сумел пробить систему безопасности местного космопорта и пробиться в закрытую общесоюзную базу позывных, то и влезть в данные местного провайдера для него не проблема.

Всё кончено полтора года. Пока она ждала разрешения на вылет, подготовила официальное письмо руководству Управления безопасности Атован-сити с расшаркиваниями и благодарностями. Ничего не держало ее на на этой маленькой планетке. А странное чувство единства - это иллюзия. Такая же иллюзия, как ее отношения с Майером, которые, как выяснилось, от начала до конца были плодом его больного рассудка и результатом его манипуляций. Роул пила свой кофе, почти такой же, каким ее угощали в отделе убийств, и размышляла о том, что для начала ей нужно сменить позывные комма.

По-хорошему и корабль бы сменить, но это уже из серии мечтаний. Следовало бы доложить о странном отклонении ее бывшего любовника начальству, хотя с другой стороны опасности для общества он не представлял. Да и для самой Тайни пока. К тому же неизвестно, где в словах Майера правда, а где ложь. Китиарка сделала последний глоток. Долг перед Майером можно считать аннулированным за отсутствием. Долг перед родиной можно считать выполненным. Общечеловеческий долг в целом. Тайни перевела взгляд на висящий на панели рисунок Бизнес-квартала.

Можно считать удвоенным, а учитывая нечаянную подставу перед Майером, пожалуй, даже увеличенным до трех. Секс в расчет не идет. Во-первых, на Китиаре проституция запрещена, следовательно, сексуальные услуги ликвидным активом не считаются.